+7(968)886 68 99
+7(966)049 71 33
+7(926)249 05 55
e-mail: hemis@yandex.ru

20.02.2015.Мебельные стили. Томас Шератон. Судьба мастера

Вторая половина XVIII века в Англии была эпохой расцвета искусства мебельного дизайна. Высочайшая планка была установлена Томасом Чиппендейлом в 1754 году выходом книги «Руководство для клиентов и мастеров», в которой он приводил множество вариантов превосходного дизайна стульев, шкафов, столов и других предметов мебели. Вслед за Чиппендейлом многие краснодеревщики, которых в Англии было немало, стали соревноваться в своём мастерстве выпуская мебельные каталоги. Их выходило множество, но долгое время никто не мог тягаться с Чиппендейлом по уровню дизайна. Своё слово сказали и компаньоны Инс и Мейхью, издав в 1759 году «Полное собрание мебели для дома», и Роберт Манваринг, опубликовавший свой альбом «Лучший друг и помощник столяра-краснодеревщика» в 1765 году. Но, повторяю, никто не мог достичь уровня Чиппендейла. Превзошёл его только «загадочный» Джордж Хепплуайт, гравюры которого с непревзойдёнными образцами дизайна мебели издала его вдова в альманахе «Путеводитель столяра и обойщика» в 1788 году. «Путеводитель» Хепплуайта был кульминацией, недостижимой вершиной дизайна всей эпохи. И всё же вскоре после выхода «Путеводителя» на небосводе мебельного дизайна зажглась ещё одна, третья и последняя звезда первой величины. В 1791 году Томас Шератон (Thomas Sheraton, 1751-1806) издал «Атлас краснодеревщика и обойщика», который задал новый вектор развития английскому мебельному дизайну.

Так называемые «большие» английские краснодеревщики XVIII века – Чиппендейл, Хепплуайт, Шератон – были людьми неординарными. Чиппендейл помимо дизайнерских талантов проявил выдающиеся коммерческие способности. Хепплуайт не оставил о себе практически никаких сведений, кроме своих поистине гениальных работ. Томас же Шератон был человеком удивительной как личной, так и творческой судьбы. О нём наш рассказ.

 

Томас Шератон родился в городе Стоктон-он-Тис в семье бедной и не знатной. Образование его было фрагментарным, юность по всей вероятности он провёл за столярным верстаком, будучи подмастерьем у краснодеревщика, но, судя по тому, что он слыл человеком учёным, у него хватало ума и упорства, чтобы самостоятельно получить те знания, которые не мог получить в университете. Более всего он преуспел в рисунке, черчении и геометрии. Стоктоновский ученик столяра впоследствии удивительно сочетал в себе таланты механика, изобретателя, краснодеревщика, художника, и даже мистика и религиозного полемиста. По вероисповеданию Шератон был баптистом и впервые заявил о себе книгой «Библейские пояснения доктрины о возрождении» с приложенным «Письмом о подлежании крещению», вышедшей в Стоктоне в 1782 году. На титульном листе «Пояснений» он представляется читателям «механиком, который никогда не имел преимуществ университетского или академического образования».

Способным краснодеревщиком он проявил себя в Лондоне в 1790 году, до это его карьера как столяра и дизайнера мебели неизвестна. Неизвестно и время его переезда в Лондон, но, скорее всего, в столицу он прибыл ещё юношей. Работы в области мебельного дизайна лондонского периода прославили Томаса Шератона, но не вывели его если не из нищеты, то из хронической бедности. Скудные биографические данные заставляют нас только догадываться, изготавливал ли сам Шератон мебель. Не исключено, что он был только дизайнером, возможно, делал мебель по чужим проектам. Судя по всему, он предпочитал кабинетную работу работе в мастерской, известно, что часть своих скудных доходов он получал от уроков рисования. Даже та выдающаяся серия альбомов с дизайном мебели, которая выходила в течение шестнадцати последних лет его жизни, и которая принесла ему громадную известность, не имела достаточного коммерческого успеха и не вывела его из нужды.

Биографические данные о Томасе Шератоне крайне скудны. Пожалуй, единственная надёжная информация о его жизни содержится в воспоминаниях Адама Блэка, издателя, который гостил у Шератона за два года до его смерти. Предполагают, что, будучи произведённым в пасторы, Шератон уехал в Стоктон в 1800 году, но спустя два года вернулся в Лондон, где и прожил остаток своих дней.

«Шератон, - пишет Блэк, - жил на одной из беднейших улиц Лондона, половину его дома занимал магазин, сам он был похож на усталого методистского пастора в потёртом пальто. Однажды после полудня я пил с ним чай. У него были чашка и блюдце для хозяина, ещё одна чашка для его жены и маленькая миска для их дочери. Чашку и блюдце жены дали мне, а ей пришлось довольствоваться мисочкой. Мой хозяин производил впечатление доброго человека, не обделённого талантами. Он известен как краснодеревщик, но кроме этого он писатель и публицист и, мне кажется, любитель проповедовать». Блэк проницательно указывает причины неудач Шератона. «У этого разностороннего и усталого энциклопедиста и проповедника сложный характер… Он талантлив и, по-видимому, искренне благочестив. Он в совершенстве владеет искусством краснодеревщика, словно для него рождён. Он образован, хорошо пишет, мастерски рисует, он писатель, продавец книг и канцелярских товаров, и к тому же ещё учитель рисования. Я считаю, что его разносторонность и есть причина его бед: он стремится делать всё и не успевает ничего».

Однако не похоже, что сам Шератон так уж страдал от того, что английский писатель Бульвер-Литтон называл «Двумя палачами смелого сердца – низкого происхождения и злой судьбы». «Я могу заверить читателя, - писал Шератон в одной из своих книг, - что, несмотря на то, что я как каторжный добивался максимального изящества и комфортности мебели, сам я могу довольствоваться простым деревянным стулом. Чтобы прожить мне достаточно такой одежды и пищи, которую мог бы собрать нищий, идя по миру…»

Томас Шератон умер за рабочим столом 22 октября 1806 года в доме №8 по Брэд-Стрит в возрасте 55 лет. Месяц спустя в «Журнале джентльмена» появился краткий некролог, в котором говорится, что на протяжении многих лет он был ремесленником-краснодеревщиком, но с 1793 года содержал жену и двоих детей, зарабатывая как писатель. Он был описан как «доброжелательный человек живого и деятельного нрава». Автор добавляет, что он «оставил семью в страхе перед бедственным положением», и что незадолго до смерти он ездил в Ирландию в поисках подписчиков «Энциклопедии», которой на момент его смерти было продано около 1000 экземпляров…

Яндекс.Метрика