+7(968)886 68 99
+7(966)049 71 33
+7(926)249 05 55
e-mail: hemis@yandex.ru

30.11.2014.Мебельные стили. Стиль эпохи регентства

Краткий век будуарного стиля

 

В 1715-м году, после кончины короля-солнце Людовика XIV на престол взошёл его правнук – пятилетний Людовик XV. Этот болезненный и слабовольный король практически никогда не правил Францией самостоятельно, даже, когда в 1726-м году он объявил о том, что берёт бразды правления в свои руки, реальная власть оставалась у кардинала Флери. После смерти кардинала политика Франции опять же определялась не королём, а его многочисленными любовницами, включая знаменитую маркизу де Помпадур. Первые же 8 лет после коронации Людовика страной управлял племянник Людовика XIV герцог Филипп Орлеанский. Эти 8 лет во французской политической истории и в истории французского декоративно-прикладного искусства принято называть эпохой регентства.

Вообще в XVIII веке произошло несколько смен стилей декоративно-прикладного искусства. Столь быстрые изменения стали возможны благодаря тому развитию производства, которое имело место в предыдущем, XVII веке. Любопытно, что в истории «чистых» искусств XVIII века нет такого дробления на эпохи. Например, вся музыка первой половины этого века относится к барокко, в живописи регентство представлено всего лишь одним великим живописцем – Антуаном Ватто, в архитектуре это направление также практически не отметилось, в полной мере стиль эпохи регентства воплотился в первую очередь в убранстве и оформлении интерьеров. Появление мануфактур, разделение труда при изготовлении мебели, начатки серийности в производстве позволяли мебельщикам гораздо быстрее, чем в предыдущие века реагировать на изменения вкусов богатых заказчиков.

Под властью регента Филиппа светская жизнь переместилась из дворцов и парков Версаля в салоны и будуары Парижа; теперь не король, а многочисленные аристократы задавали тон в увеселениях. А увеселения продолжались, причём утончённый разврат, который только обозначался при дворе Людовика XIV, стал и утончённей и развратней. Достаточно посмотреть на откровенный эротизм полотен того же Ватто, на фривольные сюжеты шпалерных и плафонных росписей этого времени.

Крайне неодобрительно о нравах регентства отзывался Александр Сергеевич Пушкин в повести «Арап Петра Великого»:

«…ничто не могло сравниться с вольным легкомыслием, безумством и роскошью французов того времени. Последние годы царствования Людовика XIV, ознаменованные строгой набожностию двора, важностию и приличием, не оставили никаких следов. Герцог Орлеанский, соединяя многие блестящие качества с пороками всякого рода, к несчастию, не имел и тени лицемерия. Оргии Пале-Рояля не были тайною для Парижа; пример был заразителен».

 

Мебель эпохи регентства

 

Мебель эпохи регентства продолжает барочные традиции эпохи «Большого стиля» Людовика XIV. Она обильно украшается рокайлями самого разного рода, но завитки становятся с одной стороны причудливее, с другой – изящнее и воздушнее. Распространены маскероны в виде женских головок, украшающие подлокотники кресел и фасады шкафов. Массивную позолоту и фанеровку тёмными породами древесины сменяет роспись в пастельных тонах, в ходу голубые, розовые, палевые тона. У стульев, кресел, столов – изящные, чуть изогнутые ножки, это уже не барочный рокайль, но ещё не кабриоль рококо. Всё реже встречаются проноги. Спинки стульев и кресел принимают часто форму вазы и выполняются в виде причудливого ажурного прорезного орнамента, сиденья становятся трапециевидными, подлокотники смещаются несколько назад. На смену массивным бюро приходят облегчённые письменные столы. Сохраняются массивные комоды типа «Томбо», но в большей моде изящные комоды типа «Арбалет» на высоких ножках. Большое значение приобретает такой предмет мебели как туалетный столик. Деловые встречи из гостиных перемещаются в будуары, приём посетителей совмещают с уходом за внешностью, так велит неписаный этикет эпохи.

Оформление интерьера следует за салонной живописью – буколические сюжеты не лишённые эротизма переносятся на шпалеры и на плафонные росписи. Регламент и помпезность барокко сменяются индивидуальностью и чувственностью, торжественность зал уступает интимности будуара.

 

Шинуазри

 

Начиная с XVII века Ост-Индские компании (Голландская, Британская, а затем и Французская) ввозят в Европу изделия из Индии, Китая, Японии, островов Индийского океана. Европейцы, в том числе и французская знать, знакомятся с богатейшей культурой Китая. Правда, это знакомство ещё весьма поверхностно, мореплаватели, в основном голландские, допускаются богдыханом только в пригороды Кантона (Гуанчжоу), контактируют с ограниченным числом китайских торговцев и чиновников. Закрытый для европейцев Китай представляется загадочной и сказочной страной, в фантазиях придворных художников и театральных драматургов воплощаются мечты об утопической восточной державе, где царят нега и чувственность. Всё это находит отражение и в интерьере. Появляется мода на всё китайское – шинуазри (от фр. Chinoiserie – китайщина).

В эпоху регентства шинуазри – еще только мода, китайские предметы вводятся в интерьер, но не определяют его композицию. Это ширмы, статуэтки, вееры, зонты и, конечно же, китайский фарфор.

В 1710-м году в Саксонии открывается первый в Европе фарфоровый завод, который производит вазы и прочие предметы в китайском стиле. Вслед за фарфором в Европе начинают изготавливать и другие подделки под Китай – настенные панно, ширмы, шпалеры. Подражают китайцам механистично – перенимают лишь внешние признаки китайских произведений, до попыток понять китайскую философию, пронизывающую весь быт, всё искусство подданных богдыхана ещё далеко. Часто произвольно смешиваются китайские и японские мотивы, китаянки на рисунках европейских декораторов больше похожи на парижских дам, стилизация под Китай произвольно совмещается с буколическими и фривольными сюжетами.

Но пройдёт ещё немного лет и сплав угасающего европейского барокко и шинуазри-китайщины дадут жизнь новому королевскому стилю – рококо.

 

Стиль эпохи регентства в современном интерьере

 

В современном интерьере стиль эпохи регентства воспроизвести чрезвычайно сложно. С эстетической точки зрения он слишком конкретен – привязан к одной и весьма непродолжительной эпохе, определён эклектическими вкусами межцарствия. С этической – наполнен сомнительной нравственностью, заигрыванием с пороком, что нашло отражение в убранстве и оформлении гостиных и будуаров. В лучших своих проявлениях стиль этот трудноуловим, он обращён и к барокко, из которого вырос, и к рококо, которое он подготовил. Стиль регентства – стык двух королевских стилей, носящий черты обоих. В этой мимолётности и заключена его прелесть, которая так трудна для воспроизведения в наше прагматичное время.
Яндекс.Метрика